Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Голова Гоголя N2

ГОЛОВА ГОГОЛЯ N 2

Часть Дмитрия Хворостовского исчезла!
Коробочка с прахом приехала в Красноярск еще 29 ноября и с тех пор ее никто не видел!
Администрация не в курсах,  минкульт Красноярска молчит и пожимает плечами.
Ну,  а коробочка с прахом наверняка нашла себе место в каком-нибудь особняке состоятельного коллекционера!
Коробку конечно найдут,  ту самую или копию,  не имеет значения,  как и без разницы,  что за содержимое в ней будет находиться!

Зря все таки он на родину часть себя распорядился доставить,  в Лондоне бы целей был.
https://m.ura.news/news/1052316382

пушкинские тезисы

Оригинал взят у golishev в пушкинские тезисы

24 мая в Институте динамического консерватизма (ИДК) состоялось очень странное мероприятие – открытый семинар «Пушкин вместо нефти: то, что нас всех спасет». Людей там было мало, но каждый – просто подарок. Говорил я сумбурно, общались живо, неформально. Короче, стенограмма получилась явно не для чтения. Лучше уж я заново перескажу то, о чем пытался говорить тогда. Назовем это «пушкинские тезисы». Поехали…

1. Я влез в Пушкина по уши почти случайно. Хотел поучаствовать в одном конкурсе. Тема: «Новое прочтение русской классики». Сам собой родился наглый (как всё у меня) замысел – написать за Пушкина комедию. Этакая "мистификация с открытым забралом". Как известно, Гоголь в свое время наврал, будто Пушкин ему подарил сюжет «Ревизора». В пушкинских записях сохранился короткий набросок сюжета комедии, действительно, немного напоминающей «Ревизор». Вот он: «Криспин приезжает в губернию на ярмонку… его принимают за ambassadeur… Губернатор честный дурак... –  Губернаторша с ним  кокетничает  - Криспин сватается за дочь». Всё! «Криспин» - это слуга-плут. «Амбасадор» - посланник. «Ярмонка» - ярмарка. Осталось только пушкинский стиль в памяти освежить и можно работать. Решил целый день читать только Пушкина. День прошел. Начался другой. Потом третий. Четвертый… В общем, я почти все полное собрание сочинений прочитал. А потом открыл гоголевского «Ревизора» и… отбросил его от себя с омерзением. Как дохлую жабу. Почему?

Collapse )


Сказка про золушку на православный лад...

Оригинал взят у kalakazo в Сказка про золушку на православный лад...
Схиигумения Иоанна Покровская, достопочтенная apologia777
размышляет о юных деспотных золушках и вундеркиндах:
"Каждый случай, несомненно индивидуален... Однако, близ "князей церкви" всегда находится контингент с несколько измененным сознанием. То ли их уже в семинариии поднатаскали/совратили по казанскому рецепту, то ли еще в каком "клубе юных карьеристов" прошли они практику... Здесь даже и без небесно-голубых тонов - архиереи часто играют на других страстях своих "подопечных" - сребролюбие, жадность, гордыня, тяга к власти. Таких примеров масса. Детям в камилавках это все пока что нравится, как увлекательная игра. Однако, если им не надоест и они не поймут (а врядли поймут, не имея жизненного опыта, кроме провонявшей бурсы и сборища безбожников в облачениях) - их полудетские полуулыбки быстро за пару лет окончательно сменятся волчьим оскалом. "Покровительство начальтва" они начинают чувствовать уже будучи полотерками-келейниками.. Знаете ли.. Сколько таких крошек Цахесов расплодилось при дворе огромного количества омофороносящих проказников. В провинции это выглядит еще гаже, чем в столицах. Архиереи здесь просто упиваются властью. Годам к 30 из их юных личных уборщиц-чистильщиков-ботинок уже вырастают отвратительные маленькие тираны, которым в любом другом месте, кроме Церкви - уже давно проломили бы голову, либо разбежались бы подчиненнные от такого начальника на все четыре стороны. Так - тыква превращается в toyota-camry, уборщица в принцессу, мачеха начинает заискивать перед вчерашней падчерицей в подряснике. Collapse )

Станислав Белковский "К тёплому морю" В память о Василие Аксенове

Оригинал взят у safiullin в Станислав Белковский "К тёплому морю"
частенько, принимаясь за прочтение и перечитывание русской классики, я вспоминаю этот уже не новый текст Станислава Белковского и его когда-то вскользь брошенную фразу "Существование русского народа оправдано уже только за то что дала миру русская литература, не считая всего остального".

этот текст когда-то был опубликован на уже исчезнувшем ресурсе gzt.ru. для того чтобы впредь не искать его, помещаю его, для памяти, в своем журнале.

--
Станислав Белковский "К тёплому морю"(памяти Василия Аксенова)

Год назад, 6 июля 2009 года, ушел Василий Аксенов. Последнее десятилетие на Родине оказалось для него не слишком удобным. Вдруг — неожиданно, а может, и вполне ожидаемо — возникла мода Аксенова не любить или, во всяком случае, не особо ценить.

Оказалось, что он уже никакой не живой классик, а анахроничный пережиток шестидесятничества. Что это он, оказывается, создал в советской литературе культ шотландского виски и бархатного пиджака. Что большинство его постсоветских романов— дань графомании, и ничего больше. Что за 20 лет он не смог найти толком подходящего сюжета, который не разваливался бы на ходу, а поздние описания любви тянут разве что на Bad Sex Award. Что стиль его окончательно превратился в помесь тяжести с пошлостью.

Это хорошо. У писателя не должно быть слишком много прижизненной славы. Должно что-нибудь остаться и на П.С. (После Смерти). Пройдет еще некоторое количество лет, и Василия Аксенова признают великим русским писателем. Потому что главное свойство великого русского писателя — сказать что-то главное о великом русском народе. Это удается далеко не каждому. Аксенову — удалось.

А что Гоголь писал отчаянно не смешно, Достоевский — страшно коряво, а Чехов — невыносимо скучно, это давно известно. В конце концов, если кто-то считается хорошим стилистом, то ему лучше работать в парикмахерской.

Пушкин открыл несколько основополагающих русских идей. Например, идеи побега и самозванства. Гоголь — подступился к тайне русской провинциальности. Из которой всякий столичный Ревизор может вить любые веревки. Достоевский разгадал русскую маргинальность, умение и стремление зависать над бездной. Чехов — довел идею провинциальности до логического завершения. Раскрыв главный русский мотив — уйти из своей провинции. И главную русскую проблему — принципиальную, онтологическую невозможность ухода.

Василий Аксенов тоже сумел сформулировать русского человека.
Его (человека) две основные задачи:
а) стать иностранцем, оставшись при этом русским;
б) вырваться из плена вечной русской мерзлоты (побег!) и найти Другую Россию, какая лежит, непременно, у теплого моря.
И тот не русский, кто всю свою жизнь не решает — хотя бы даже и тайно, для собственного бессловесного душеупотребления— задачи а) и б).

Collapse )

"СМЕРДЯКОВЩИНА" (много букв о главном)

Оригинал взят у golishev в "СМЕРДЯКОВЩИНА" (много букв о главном)
 
Чем хороши мерзавцы? Они непроизвольно говорят правду.
Классический евангельский пример – заявление Каиафы про «одного человека», который должен погибнуть ради «всего народа».
Нынешний «весь народ» каиафову логику понимает и приветствует: «лучше пусть три прошмандовки посидят, чем накроется одной большой мандой всё наше патриотическое православие».
«Прошмандовки»-то, конечно, "посидят". Но ваше «православие» по-любому накроется мандой - как ею накрылся город Иерусалим сразу после Голгофы.
Более того, скорей накроется, чем накрылось бы без их отсидки.
Впрочем, мы отвлеклись…

Эпизодов, когда мерзавец говорит правду, у евангелистов вагон и маленькая тележка.
Говорит, и себя не слышит.
А Иисус слышет - «Ты сказал».
Умному – достаточно. А дурак – уже осуждён. Ему можно только посочувствовать, ибо не ведает, что творит (говорит).

Вот вам из последнего: заявление бесноватой лжесвидетельницы Сокологорской.
Сырова ее спрашивает: «Не хотите ли, добрая женщина, еще и гражданский иск прошмандовкам вчинить? Чтоб не только посадить их, но еще и оборать до нитки?»
Сокологорская отвечает: «Неа. Не хочу второй раз Христа продавать. Одного раза вполне достаточно».

Я, когда этот скромный обмен репликами в стенограмме прочитал, онемел от восторга.
Сокологорская, правда, потом пыталась смазать эффект: мол, первым Христа обменял на деньги Иуда. А она – Сокологорская – мол, не такая. Она ждёт трамвая. Сгноить прошмандовок в лагерном аду – всегда пожалуйста. Но еще и кошелёк прилюдно спиздить – как-то некультурно. Шибко на Иуду будет похоже. Некомильфо. Она ж – дама воспитанная. Губки складывает куриной жопкой, когда помадой мажет. И никогда не ссыт в компот…

Как-то так Сокологорская пыталась запихнуть обратно нечаянно выпорхнувшую из ее пасти правду. Но у Сокологорской ничего не получилось…

Непроизвольное «правдоговорение мерзавцев» (ПГМ) случалось и раньше.
Марк Дейч, например, задолго до утопления на индонезийском пляже придумал дразнилку «красно-коричневые».
Проханов (тогда еще орёл, а не ощипанный индюк) на Марка нихрена не обиделся. Даже роман с таким названием написал… 
Я тогда (конец девяностых) в «Завтра» работал. И тоже считал себя «красно-коричневым».

Потом «духовное чадо» Марка (Дейча) - (Аркадий) Маркович (Малер) – обозвал нашего брата «национал-оранжистами».
На этот раз не обиделся Белковский.
Опять же, НАЗЛОБУ я нарисовал в черно-оранжевых тонах (будто заранее знал).
В общем, всю вторую половину нулевых (точнее: до 2008 года) я с гордостью называл себя «национал-оранжистом».

Кто первым бросил в адрес Алексея Широпаева и его единомышленников презрительную кличку «смердяковщина», я, признаться, не отследил. Алексея она нефига не смутила

Я дико люблю Широпаева и горжусь знакомством с ним. Дай, думаю, пригляжусь к «смердяковщине». Пригляделся и… теперь готов принять эту кличку и на свой счёт тоже.

Чтобы говорить о Смердякове ответственно, конечно, надо «Карамазовых» заново перечитать. А это проблематично. Так что придётся говорить о нём безответственно - доверившись памяти и ощущениям...

Collapse )
____

Ну, и резюме напоследок: прошу считать меня «смердяковцев».
Хоть имя дико, но мне ласкает слух оно. А вам?

матаморфоза (мемуар)

Оригинал взят у golishev в матаморфоза (мемуар)
 
ЖЖ-юзер nasekomof  вспоминает:

Его называли Кирюшей. Субтильный еврейский юноша. Добрый, эмоциональный, восторженный.

Начало девяностых. Мы гуляем по старому Арбату. Я несу футляр с виолончелью. Наконец, выбираю место, сажусь на фасадный выступ одного из староарбатских домов, распаковываю виолончель. Играю «Сидя на красивом холме» Бориса Борисовича Гребенщикова. Вокруг меня собирается хоть и жиденькая, но искренняя публика. Кирюша в кепку собирает пожертвования-копейки.  Потом мы идем в хипповскую кафешку «Пентагон» и весело пропиваем «гонорар». Кирюша без умолку что-то говорит. Про фильмы, про траву, про ЛСД… Предлагает пыхнуть.

 Мы идем в тихий дворик и раскуриваем косяк мира. 

Я приглашаю Кирюшу и Сову в гости. Родители не помню уж куда уехали на несколько дней. Пьем пиво на кухне. Кирюша интересуется, мол, как вообще мужчина может любить мужчину, ведь единство в разности воплощает только союз мужчины и женщины.  Однако в этом наивном представлении о гармонии не было ничего агрессивного. Напротив, искреннее желание понять и легитимировать для себя гомосексуальность. Сова сокрушается, что его не тянет к мужчинам. Кирюша кивает, достает косяк. Мы пыхаем и болтаем о ерунде.

Кирюша спрашивает, а есть ли где в квартире припасенное бухло? Я пытаюсь сохранить секрет, но тайна раскрывается и в шкафу обнаруживается спирт Рояль. Мы бодяжим спирт с водопроводной водой и нажираемся вхлам.

Мне достается от родителей. Кирюша звонит на следующий день и извиняется. В общем, первая половина моих девяностых прошла под фон подобных хипповских будней.

Сову посадили за наркоту, и связь с Кирюшей потерялась. И вот спустя годы я увидел в телевизоре до боли знакомое, правда пополневшее, лицо. С безумными глазами и с черносотенной убежденностью лицо обличало врагов православия и всего честнОго русского народа.

   Трудно было узнать в этом бесовском бесогоне того самого восторженного позитивного Кирюшу, любителя фенечек, альтернативщика, панкующего хиппаря.

Здесь интересен сам процесс перерождения. Как ценностный мир молодости с годами обращается в свою противоположность? Где точка невозврата? Какой бесовской инсайт вдруг захватил, подобно рейдеру, отдельно взятое частное мировосприятие?

    Молодой Кирюша и одиозный председатель ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов – два враждебных полюса. Возникает впечатление, что весь джихад тоталитарного гуру Фролова – это борьба со своей личной историей.

Или произошло нечто похожее на историю Кая из «Снежной Королевы». Осколок попал в глаз, и весь мир предстал в искривленном виде? Сердце окаменело.

   Подобно Кире Анатольевне Шемаханской из «Чародеев», поселившей зиму в сердце Алены Игоревны Саниной, кто-то в сером капюшоне без лица поселил зиму в кирюшино сердце. И превратился принц в чудовище.

Чудище обло, гомофобно, черносотенно, тоталитарно, агрессивно, стозевно и лаяй.   

http://tribunus.livejournal.com/429905.html?view=2545745